Ставрополь сегодня
Поиск
 
ГОРОДСКОЙ ЭФИР
 
 
 
СОБЫТИЯ
 
 
 
 
 
 
За каждой цифрой, которой бравируют наши чиновники, стоят конкретные люди, их труд, их пот и их любовь к земле
Герои битвы за урожай
4 августа 2017 19:01

Крепкие руки сжимают штурвал, взгляд направлен только вперёд. Солнце уже давно ушло за горизонт. Мощные прожекторы пробивают мутную ночную мглу, а вдали видны только проблесковые маячки впереди идущих. И так уже вторую неделю. Нет, это не Северный флот на рейде, это обычные трудовые мужики ведут свою битву за урожай, чтобы в очередной раз наполнить под завязку закрома Родины. Люди вкалывают по 16-18 часов в сутки – без романтики, без хвалебных песен об «ударниках», но с любовью к земле, к своим семьям и к своей работе.

На Ставрополье уже убрано 100% площадей зерновых культур. Несмотря на скверную погоду, вновь поставили рекорд: чуть больше 9,3 миллиона тонн. О том, как прошла страда и действительно ли научно-технический прогресс преобразил наше сельское хозяйство, мы решили показать на примере небольшого сельхозпредприятия, расположенного в Грачёвском районе. Кстати, модель этих самых малых хозяйств, где в штате всего несколько десятков человек, самая распространённая в регионе. Есть, конечно, и гиганты типа Совхоза имени Кирова, унаследовавшие мощь и славу коллективных хозяйств советской эпохи, но в основной массе это очень компактные коллективы, работающие на огромных территориях.

В ООО «Красносельское» работает всего 58 человек, причем треть из них – это сотрудники финансовых отделов, снабженцы, разнорабочие, повара полевой кухни. Однако работа уборочной машины невозможна ни без тех, ни без других. И пока механизаторы, водители и агрономы ведут свою битву за урожай на передовой, в тылу – в офисах и на токах – кипит своя работа. SAM_0340-1.jpg

Комбайнёр Сарибек Степанян работает здесь с 1997 года. Каждую страду в течение нескольких недель он просыпается в 5 утра и уже в 6 садится за штурвал своего комбайна. Его рабочий день плавно перетекает в рабочие сутки, которые заканчиваются глубокой ночью – пока не выпадет роса. Пара часов сна – и снова в поле. К такому рабочему марафону он привык. И в своей профессии комбайнёр не видит ничего предосудительного.

- Мне все задают вопрос: ты же армянин, а работаешь в поле на комбайне. Как так? Я отвечаю, что с детства приучен был. Отец механизатором работал и нас с братом научил. Не представляю себя где-то ещё. Чтобы мой сын шел по моим стопам? Не очень хотелось бы, но если пожелает стать комбайнёром… Не буду возражать, - говорит Сарибек, параллельно нажимая на джойстике своего NEW HOLLAHD комбинацию кнопок, чтобы выставить уровень среза пшеничных стеблей.

В кабине комбайна чувствуешь себя как на корабле. С двухметровой высоты видно, как ветер гонит волны на золотой ниве пшеничного поля. Здесь так уютно, что даже покачивает комфортно. Работает климат-система. Недаром руль комбайна называют штурвалом.

Сегодня утром на жатке поломался подшипник. Благо снабженцы оперативно сработали. Заменили прямо в поле за несколько минут.

- Конечно, американская техника – это пик прогресса. Даже нашим новым «Акросам» ещё далеко до этого. А вот лет 10-15 назад такой техники у нас не было. Работали в пыльных «Донах». Так там действительно была битва за урожай, - с улыбкой говорит Сарибек.

За день он успевает намолотить около 200 тонн зерна. Признаётся, что даже минутный простой в ходе уборки просто невозможен. Порой и обедать приходится чуть ли не за штурвалом. Всё зависит от погоды, от того, не случилось ли за смену поломки или ещё чего-нибудь.

Буквально через пару-тройку прокосов бортовой компьютер в кабине издал звуковой сигнал, сообщающий о том, что бункер комбайна полон. Необходимо «выгружаться».

Через три минуты около полевого корабля уже стоял грузовик, за рулём которого сидел один их старожилов предприятия SAM_0345-1.jpgСергей Чуб. Он начинал работу ещё в колхозе, а в его трудовой книжке всего лишь одна запись, которой вот уже 37 лет. Обычный русский мужик, добродушный и улыбчивый, про свою работу говорит с особой теплотой.

- Привык я на земле работать, нигде себя больше не вижу. Конечно, работёнка пыльная, ну, а как по-другому? Сегодня даже сбился со счёту, сколько рейсов уже с поля на ток сделал.

К слову, водитель Чуб – действительно ударник труда. Ранним утром он на заправщике уже выполнил пару рейсов от участка в поле, чтобы заполнить баки комбайнов на предстоящий день, а затем пересел за руль ГАЗ-53 и, как здесь говорят, «стал под комбайн».

За происходящим на поле внимательно следит главный агроном предприятия Сергей Горяйнов. От труда этого человека во многом зависят показатели с гектара. Он – второй человек в хозяйстве. Мужчина немногословный и избегает камеры. При попытке его сфотографировать очень смущался и говорил, что не нужно – «мне надо привести себя в порядок». Коренной житель села, он всей душой ратует за урожайность и людей. Вместе с директором ООО «Красносельское» они внимательно рассматривают пшеничные колосья. Агроном зачем-то перетирает их в руках.

- Сейчас мы полностью перешли на нулевую технологию* обработки почвы. С применением новых удобрений мы получаем неплохую урожайность. Так мы выходим в рентабельность, даже если погода в году сильно подведёт. На предприятии есть своя лаборатория и комплекс сушки зерна. Можем собирать в любую погоду и сохранять всё до последнего килограмма, - рассказывает Горяйнов.

(Примечание редакции: Система нулевой обработки почвы, также известная как No-Till, — современная система земледелия, подсказанная пермакультурой, при которой почва не обрабатывается, а её поверхность укрывается специально измельчёнными остатками растений — мульчей. Поскольку верхний слой почвы не рыхлится, такая система земледелия предотвращает водную и ветровую эрозию почвы, а также значительно лучше сохраняет воду)

Технология No-Till пришла к нам из стран латинской Америки. А именно из Аргентины и Бразилии, где сельское хозяйство, впрочем, как и на нашей 45-ой параллели, входит в зону рискованного земледелия.

SAM_0329-1.jpgОба земледельца – и главный агроном, и директор – имеют огромный трудовой стаж, но о нулевой технологии говорят как-то с опаской. По признанию директора сельхозпредприятия Анатолия Кузнецова, никто не знает, чем обернётся такая методика в будущем.

- Банитет наших почв, иными словами их плодородность, всего 50%. По сравнению с землями в северо-западных и северных районах края, где он составляет 80%, конечно мал. Тем не менее с внесением новых минеральных удобрений мы получаем довольно неплохую урожайность. Растениеводство в нашей стране наконец-то пошло по интенсивному пути развития. Из земли выжимают максимум, но «жирности» у неё нет. Технология No-Till применяется у нас всего 5 лет, а обычной вспашкой пользовались ещё наши прадеды, - говорит Кузнецов.

Опасения директора вызывают в памяти образы из постапокалиптического произведения Кормака Маккарти «The road» («Дорога»), где в погибшем по непонятным причинам мире нет ничего живого, включая растительности. На пути голодных путников валится сухой, безжизненный лес. В высушенном мире нет ни травинки. Причина явления неизвестна, но автор намекает, что людям остаётся лишь пожинать плоды оставшейся в глубине веков индустриализации и всеобщей интенсификации сельского хозяйства. Конечно, конца света агрономы не предвещают, но с оглядкой говорят о нулевой технологии возделывания почвы.

- Считаю, что сельское хозяйство должно быть комплексным. Есть растениеводство, есть животноводство, а последнее в нашем регионе развито слабо. Мы потеряли целую отрасль, которую очень тяжело восстановить. На это нужны годы. А вкладываться люди готовы только в то, что очень скоро может принести прибыль. В былые времена из-за дефицита и дороговизны минеральных удобрений почвы обогащались естественными удобрениями – навозом животных. Мы получали натуральный продукт, - говорит Кузнецов и предлагает проехать на ток.

SAM_0335-1.jpgЯпонский внедорожник директора тихо катится по полевым дорогам, оставляя за собой шлейф степной пыли длинной с сотню метров. В салоне работает климат-контроль, бортовой компьютер показывает наружную температуру воздуха +30 градусов Цельсия, хотя на часах только 9:30 утра.

- Времена меняются. Сельское хозяйство перестает быть отраслью, где необходимы большие человеческие ресурсы. Всё оптимизировано. Новые удобрения, новые методики возделывания земли, новая, почти роботизированная техника. Всё это сокращает количество рабочих мест. Помню, в каком-то отчёте краевого Минсельхоза говорилось, что для обработки всех земель на Ставрополье достаточно 12 тысяч человек. И я с этим соглашусь.

Общая посевная площадь озимых в хозяйстве, которое возглавляет Анатолий Георгиевич, 2408 гектаров. Средняя урожайность – 50 центнеров с гектара. Для наших земель довольно неплохая. Здесь сеют не только пшеницу и ячмень, но и пробуют новые культуры: к примеру, лен. Понемногу возрождают гречиху.

Сам директор работает на земле уже 47 лет. Начинал карьеру простым слесарем в одном из колхозов Новоалександровского района. Со временем потребовалось высшее образование. Окончил Ставропольский Сельхозинститут. Затем был бригадиром, агрономом. Должность директора в ООО «Красносельское» занимает 5 лет. Был назначен на этот пост по решению руководства агрохолдинга «АСБ», куда входит подведомственное Кузнецову предприятие. В холдинге 10 хозяйств, расположенных в разных районах Ставрополья.

Сейчас оборотный капитал агрохолдинга, по словам Кузнецова, измеряется сотнями миллионов рублей. Но сфера ответственности самого директора «Красносельское» ограничивается только бесперебойной организацией работы на земле. Так что на вопрос, куда и по какой цене уходит хлеб, Анатолий Георгиевич отвечает:

- На головном предприятии создана специальная служба, занимающаяся распределением всех денежных и грузовых потоков. Наша задача – вырастить хлеб, задача дирекции агрохолдинга – его продать. Возможности для возделывания других культур, конечно же, есть. Но бизнес-политика дирекции заключается, естественно, в получении выгоды. Сами посудите, вы ведь не будете работать бесплатно. Появится спрос на другие культуры - появится предложение.

В селе, вокруг которого расположены сельхозугодия предприятия, живёт около 4 тысяч человек, но трудится на земле лишь очень малая часть населения. Остальные заняты или в бюджетной сфере или работают в краевой столице, до которой 45 километров.

В самом селе – типичная для постсоветской эпохи разруха. Дороги разбиты, в школах и детских садах нет порой элементарного. Естественно, возникает вопрос: а где же социально ориентированный бизнес? Это когда частные организации помогают ремонтировать клубы, строить дороги…, иными словами, проявляют заботу о местном населении.

- Думаю, этот термин придумали чиновники, чтобы понудить предприятия что-то вкладывать в поддержание жизнеобеспечения территорий, поскольку бюджеты муниципалитетов, как правило, тощие. Некоторым не хватает даже на лампочки на центральных улицах. Я считаю, что самая главная социальная обязанность предприятия – это платить налоги, развивать отрасль, беречь землю. И всё-таки да, мы вкладываем собственные средства в развитие территорий, - отвечает Анатолий Кузнецов.

Ток, который показал нам директор, восстановлен практически с нуля. Сегодня здесь есть всё, чтобы сохранить урожай до последнего зерна. На территории в аккуратные стопки сложены биг-бэки с теми самыми минеральными удобрениями (селитрой), в зернохранилище работает погрузочная техника, но вот самой пшеницы не особо много – она вывозится практически сразу. Видно, у агрохолдинга, куда входит ООО «Красносельское», хороший рынок сбыта.

SAM_0326-1.jpgТяжёлый труд должен хорошо оплачиваться. И без стимула вряд ли можно завлечь людей на сорокаградусный солнцепёк. Говорят, что во время уборки комбайнёр может заработать миллион. По словам директора «Красносельское», цифра, конечно, завышенная, но близкая к реальности.

- Высококвалифицированные механизаторы у нас зарабатывают порядка 800 тысяч рублей за год. Зарплата остальных работников предприятия колеблется от 450 до 600 тысяч в год. Кроме того, у нас распространена натуроплата. 5% от вала нам возвращает головное предприятие, и мы распределяем это зерно между работниками.  

Быстро «закруглив» интервью, директор отправился дальше осматривать поля. Для него, как и для комбайнёра Сарибека Степаняна, главного агронома Сергея Горяйнова и водителя Сергей Чуба, впрочем, как и для остальных героев этой хлебной страды, ещё одни рабочие сутки прибавятся к двум неделям битвы за урожай, а они, в свою очередь, к целому году труда. Ведь именно в период уборки один день считается за два.

301
 В Госдуме украли ставропольский хамон
22 сентября 2017 16:07
По итогам Дней Ставрополья в федеральном парламенте не досчитались одного из экспонатов выставки нашей делегации

Литературные QR-скамейки появились в Ставрополе
22 сентября 2017 15:08
С помощью лавочек все желающие смогут приобщиться к миру русской и зарубежной литературы

Несколько улиц перекроют в Ставрополе  на сутки
22 сентября 2017 14:00
Временные ограничения движения транспорта связаны с празднованием Дня города

Победителей конкурса городских проектов выбрали в Ставрополе
21 сентября 2017 23:00
В администрации города назвали имена победителей конкурса «Что я сделал для Ставрополя»

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 «Городские Журналы» (ООО). Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.
netbyte