Ставрополь сегодня
Поиск
Как мебельная фабрика «Гандылян» завоевала Россию, вышла на международный уровень, но осталась неизвестной на малой родине
Бизнес-технологии для детских кроваток
23 октября 2013 09:38

Длинное здание из силикатного кирпича на улице Центральной (въезд в город со стороны Кулакова) на деле – мебельная фабрика «Гандылян», о которой многие ставропольские мамочки слышали, но никак не предполагали, что производство популярных детских кроваток происходит на территории родного города. 


С виду – неказистое сооружение, внутри – 13 тысяч квадратных метров, оснащённых современным оборудованием. Стоимость только лакокрасочного комплекса, по оценке владельца, составляет порядка одного миллиона евро. Сюда входит роботизированная линия покраски и автоматизированная система подготовки нагрева и увлажнения воздуха.

Историю успеха бизнеса на окраине города «Ставрополь сегодня» услышал от основателя производства – Семёна Гандыляна.
О себе и истоках бизнеса: «Я всё зарабатывал своим трудом, а завод строил на своём дачном участке»

«Мой отец хотел, чтобы я учился и стал инженером. После окончания школы даже в Ростов повёз, чтобы я поступил в институт. А я не стал поступать – взял и ушёл в армию. После армии сразу же поехал в Сибирь на комсомольскую стройку. Это было очень модно тогда уезжать из дома – романтика! В Сибири я работал на лесоповале, там научился строить и обрабатывать дерево. Потом женился, поступил в институт, появились дети. Я работал, содержал семью, ещё помогал своим родственникам. В общем, пахал. Суть моей жизни была в том, что я всё зарабатывал своим трудом. Я не стремился к лёгкой наживе, спекуляция – это не по мне. Я любил работать своими руками». 

Бук фабрика «Гандылян» закупает в Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарской республике

«В то время (в 90-е гг. – прим Е.К.) мне не хотелось за гроши приватизировать фабрики. Мне было не по совести: как я могу практически даром купить то, что принадлежало народу?! Поэтому я с нуля строил собственный завод на своём дачном участке. Купил четыре станка, поставил в гараже и начал производить столярку для себя. С 93-го года – табуретки, потом корпусная мебель, затем начали делать лестницы, двери из ценных пород. Как-то поступил заказ от москвичей на детскую мебель – мы изготовили, заказчикам понравилось. Дали образец итальянской кровати – мы через неделю сделали им и эту кровать. И они зацепились за нас, сделали крупный заказ.

Кризисный момент случился в 2006 году. Мы изготовили очень много кроваток для москвичей. Но они поставили нас в нехорошее положение: хотели снизить цену, затягивали оплату. Практически мы сидели на подсосе. Но когда открыли своё представительство в Москве, всё благополучно разрешилось. 

 
По предварительным подсчётам с 2000 года около полумиллиона детей спят в наших кроватках. Сегодня мы делаем четыре с половиной тысячи кроваток в месяц. А ориентировочно в 2014 году мы планируем начать делать детские комнаты в комплексе».

О названии: «Когда я назвал фабрику «Гандылян», для многих это было неожиданно»

«Все европейские производители именовали заводы своей фамилией. Когда я назвал фабрику «Гандылян», для многих это было неожиданно. Мне советовали: «назовите как-нибудь иначе — «Кавказмебель», например». Я стоял на своём. Мне участок на строительство завода не дали, потому что моя фамилия была Гандылян. В Москве не покупали наши кроватки, потому что «Гандылян». Дилеры не хотели нашей продукцией заниматься. «Меняйте название – будем брать», говорили они. Я принципиально не хотел менять название.

В чём наш интернационализм проявляется? В том, что все граждане России равны: Ивановы, Гандылян, Магомедовы.  Я работаю, произвожу, плачу налоги, даю работу людям – значит, я наш российский гражданин? Сегодня фамилия звучит по-другому: мы слышим, как люди просят прислать мебель «Гандылян». Сейчас «Гандылян» за рубежом – это российская компания.

Я прошу детей – любите фамилию, её нельзя пачкать, а нужно сделать так, чтобы она блестела».

О подборе персонала: «Если семейный человек, то это хорошо»

«Подбираю рабочих лично я. Первый вопрос – о вредных привычках, второй – о специальности, третий – где проживает человек, и есть ли семья. Это очень важно. Если семейный человек, то хорошо. Значит, что он заинтересован заработать деньги. Процентов сорок работающих в компании – люди из близлежащих посёлков.

Мебельная фабрика «Гандылян» начала производить детские кроватки с 2000 года. Один из старейших работников компании столяр-станочник Андрей Братецкий (слева) работает здесь последние 13 лет

Мой сын обучает наших специалистов работать на современных обрабатывающих роботизированных центрах  (Сергею Гандыляну сейчас 23 года – прим. Е.К.). Он лично пишет программы для роботов. На производство я всех родственников подтянул, чтобы они работали: юрист – племянница, мой брат – главный инженер, двоюродный брат – начальник цеха. Есть такие места на производстве, которые можешь доверить только своим родственникам. Однако всем мы создаём одинаковые условия. Родственникам порой даже тяжелее, чем сторонним людям. В одну щёчку бьём, в другую целуем. Метод кнута и пряника». 

О маркетинге: «Осенью выходим на рынок Германии»

«У нас хорошо развита система маркетинга. С сетевыми магазинными компании «Дети» работаем уже более десяти лет. Они берут кроватки среднего ценового сегмента. Процентов десять из нашей продукции относятся к категории «средний плюс».

Москва – основной регион сбыта, там мы работаем уже тринадцать лет. Оптовики у нас также есть в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге в Ростове, в Северо-Кавказском федеральном округе. Мы торгуем и на ближнем зарубежье: в Армении, Белоруссии, Украине, Казахстане. Осенью начнём поставки в Германию. Наш представитель в Берлине в своём интернет-магазине уже выставил нашу кроватку «Монику» за 470 евро, а у нас купил её за 200 евро.

Компания производит кроватки на колёсиках, с системой «качалка-колесо» и с универсальным маятником.
Первый кадр в слайдере – кроватка «Моника»

Если смотреть на Ставрополь глазами производителя, то здесь у нас не получается продвигать свой товар, потому что уже более десяти лет не можем открыть свой магазин в городе. Во всех остальных городах с продвижением нет проблем. У нас только город Грозный берёт более трёхсот единиц товара в месяц. Наши кроватки ставропольские мамы в основном покупают через московские интернет-магазины. Однако я дал такое негласное распоряжение на производстве: если на завод приходит беременная мамочка с просьбой продать кровать – мы не отказываем: единственное, оплата идёт через московские магазины. Но в целом, конечно, мелкий опт нам не выгоден. В Ставрополе есть один магазин, с которым мы работаем, – это «Карапуз». В нём, конечно, высокая наценка на наши кроватки.

Вообще мы планируем построить в крае сеть магазинов. Развивать сеть маркетинга будем тогда, когда у нас будет товар. Сегодня у нас нет товара, мы реально обеспечиваем спрос максимум на 30 процентов». 

О партнёрах: «Мы уже не просто как партнёры – мы как родственники».

«Производители оборудования, с которыми мы работаем, – в основном, итальянцы. В большинстве своём это семейный бизнес. Мы уже не просто как партнёры – мы как родственники. У сына нашего партнёра свадьба – мы едем на свадьбу. Мы сына женили – они приезжали к нам. Настолько сложились тёплые отношения.

Сверлильно-пазовальный станок cделан итальянскими производителями по спецзаказу от фабрики «Гандылян». Заменяет сразу три станка

Им с нами ещё выгодно работать, потому что мы хорошо разбираемся в оборудовании. Мы приспосабливаем их узкоспециализированное оборудование для своих целей. Если они делали станки только для стульев, то мы их применяем нестандартно: для детской мебели. Когда итальянцы увидели, что их станки могут делать детскую мебель, они обрадовались. В общем, они нам помогают, а мы им».  

О конкурентах: «Они работают с партнёрами, а не с родственниками»

«Хотелось бы иметь сильных конкурентов. Есть завод очень серьёзный – это ЗАО «Красная звезда» (г. Можга). Ему около восьмидесяти лет, на производстве занято порядка двух тысяч рабочих. Там свои делянки, своя лесозаготовка. Однако стиль всё равно не тот. Он советский.

Краснодарские наши конкуренты – «Кубаньлесстрой» – начали раньше нас делать детскую мебель. Они распространяют о нас ложные сведения: говорят, что у нас якобы много брака, лес не тот, лак не тот. Мы к этому спокойно относимся. Мы считаем, что на сегодняшний день поднимать производство в России – это уже героизм.

Один из недостатков наших конкурентов – они работают с партнёрами, а не семьями, в результате каждый старается забрать как можно больше из общего котла. Мы наоборот: всё вкладываем в развитие бизнеса. У нас семья одна, затраты общие, если нужно кому-то машину купить – мы решаем купить машину.

Есть итальянская фабрика, на которую мы равняемся — «Пали». У нас истории очень похожи. Они тоже делали табуретки сначала, потом – люльки, затем – кроватки. Сто лет уже делают. Кстати, директор этой фабрики на международной выставке сделал нам комплимент. Он подошёл к нашему стенду и попросил посмотреть наш механизм спуска-подъёма бортика кроватки. И сказал, что наш механизм, по его мнению, является лучшим».

О новом заводе: «Буду вкладывать средства пока нужно»

«Мы сейчас строим новый завод. У нас там мебель будет изготавливаться для детей от трёх до двенадцати лет (сейчас возрастная категория детей, на которых рассчитана мебель «Гандылян», от ноля до трёх лет – прим. Е.К.). Такой мебели не хватает. После того, как ребёнок вырастает из кроватки, у родителей начинаются поиски новой мебели. К сожалению, специализированную детскую мебель найти очень сложно. А мы уже знаем психологию детей, видим, что им хочется, какой цвет, дизайн понравится.

К сожалению, мы уже десять лет не можем  решить вопросы со строительством. Болезнь всех городов всех регионов – это оформление бумаг, которое идёт десятилетиями. Придорожное здание мы строим уже более десяти лет – меняются городские власти, а мы не можем получить разрешение на строительство.

Декоративные элемнты на кроватках «Гандылян» выполнены с использованием страз Swarovsky, которые закупают в Австрии

Но в это строительство я буду вкладывать средства. Я знаю, что это беспроигрышный вариант. Это окупится всё равно».

О регионе: «Край мы наш любим, хотелось бы, чтобы руководство нас побольше замечало»

«В Ставрополе выгодно иметь производство. Зачем перевозить завод в Москву? Пусть наши люди работают! У нас же в перспективе будет занято на производстве свыше тысячи человек (сейчас на предприятии работает около 200 человек – прим. Е.К.). Только производственные площади через три года составят 50 000 кв. м. Если будем расти, то будем покупать автобусы, чтобы привозить из близлежащих сёл людей на работу. Мне часто звонят жены моих сотрудников и говорят: «Когда мой муж стал у вас работать десять лет назад, так перестал пить и не пьёт до сих пор».

Край мы наш любим, хотелось бы, чтобы руководство нас побольше замечало. Мы платим от 8 до 12 миллионов рублей налогов в год. Ведь это хорошо?! И это при условии, что мы обеспечиваем спрос только на 30 процентов. В перспективе мы можем платить порядка 50 миллионов налогов в казну края».

О секрете успеха: «При правильном воспитании детей и внуков завод может работать веками»

«Почему мы держимся? Потому что всё, что мы зарабатываем, мы стараемся вкладывать в наше дело. Это хлеб нашей семьи. При правильном воспитании детей и внуков завод может работать веками. Потребность в наших изделиях высока – детей рожают всегда.

«Пеленание» кроватки перед отправкой покупателям

Мой старший сын шесть лет работал в прокураторе следователем по особо важным делам. Кстати, он очень любил свою профессию, но он увидел своё место в семейном бизнесе. Он сам захотел прийти в семейный бизнес. Сейчас возглавляет нашу маркетинговую службу в Москве. Средний сын с двенадцати лет шлифовщиком работал – за станком стоял. Любовь к этому всему у него – это мои гены, я чувствую.

Все меня называют ненормальным здесь в городе, когда проезжают мимо недостроенной части завода, говорят: «этот ненормальный опять что-то строит». Мне это нравится. Я просыпаюсь с мыслью «работать». И ложусь с такой же мыслью».

Подписывайтесь и присоединяйтесь к обсуждениям:
8148
Ставрополье дополнительно получит почти полмиллиарда из федерального бюджета
17 ноября 2017 14:24
Они пойдут на детский сад в Михайловске, водовод в Беломечетской и ликвидацию нескольких свалок

Ставропольским водителям надо срочно «переобуться»
17 ноября 2017 12:39
Тем, кто ещё не поставил зимнюю резину, стоит сделать это в ближайшие выходные

Ставропольцы научат эфиопов варить кофе
17 ноября 2017 11:12
На родине кофе в Эфиопии будут использовать ставропольское оборудование для его обжарки

ОНФ: На Ставрополье опасно быть журналистом
16 ноября 2017 18:00
Край попал в число девяти регионов, где исполнение журналистом своих профессиональных обязанностей может быть опасным для здоровья и жизни

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 «Городские Журналы» (ООО). Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.