Ставрополь сегодня
Поиск
 
ГОРОДСКОЙ ЭФИР
 
 
 
СОБЫТИЯ
 
 
 
 
 
 
Коммерческие директора ставропольского филиала «Ростелекома» и «Зелёной точки» в Ставрополе о ценах на интернет, перспективах развития и возможном слиянии и поглощении
Разговоры: интернет-провайдеры
7 февраля 2014 19:37

В Ставрополе работает больше десяти интернет-провайдеров, но основные доли рынка у двух компаний — «Ростелекома» и «Зелёной точки». И снижение спроса на свои услуги ни в одной, ни в другой не ожидают, даже с приходом в 2014 году на Ставрополье технологии LTE. Как работают провайдеры и каков рынок интернет-услуг в городе сейчас, коммерческий директор ставропольского филиала ОАО «Ростелеком» Кирилл Бекасов и коммерческий директор ООО «Сеть» (бренд «Зелёная точка» в Ставрополе) Андрей Репин обсудили со «Ставрополь сегодня».


Почему интернет для юрлиц дороже, чем для физлиц 

Андрей Репин:  

Есть такой важнейший показатель как ARPU (средняя выручка в расчёте на одного пользователя, абонента). В Москве нижний тариф у крупных провайдеров — это 500 рублей. В «Зелёной точке» нижний ходовой тариф стоит 490 рублей, это 25 Мбит/с. Ценник у нас давно не изменялся, но изменялись тарифные планы в сторону увеличения скорости.

Кирилл Бекасов:

ARPU в регионе сложился в районе 400-450 рублей. У нас каждую неделю проводится «перекличка» с другими регионами Российской Федерации. Так вот, ARPU на Дальнем Востокевсего 240 рублей...

Андрей Репин

Можно «провалить» рынок и опустить его ниже плинтуса. Но тогда компания не будет иметь ресурсов. На данный момент у нас работает 45 инженеров, включая техподдержку. Чтобы содержать такой штат инженеров, нужны серьёзные финансовые средства. Если у нас ARPU упадёт в два раза, абоненты не получат вовремя ремонтных работ или будут чувствовать проблемы с интернетом. Попросту развиваться будет невозможно.

Кирилл Бекасов:

При формировании тарифной политики мы должны учитывать, что у абонента сессии каждого из компьютеров могут быть запущены, и каждое устройство потребляет трафик. При подключении физического лица у нас расчёт следующий — максимум 3 компьютера и 5 телевизоров в доме. А юридическое лицо юридическому лицу рознь — это может быть индивидуальный предприниматель, где компьютеры только у директора и бухгалтера, а может быть крупный корпоративный клиент, у которого в локальной сети 100 и даже больше компьютеров.

Более высокие тарифы для юрлиц объясняются ещё и тем, что это другой подход в обслуживании — юрлицо может заказать различные сервисы за дополнительные деньги.

Андрей Репин

У юрлиц и физлиц вообще разный режим потребления трафика. Есть такие физические лица, которые выкачивают трафика на 100 Мбит/c огромное количество. Но если мы возьмём усреднённую массу наших тридцати с лишним тысяч абонентов, то получится уровень потребления трафика на физическое лицо заметно меньше, чем на юридическое лицо.

Кирилл Бекасов:

А если взять 180 тысяч наших абонентов, то это видно ещё сильнее. Чем больше абонентов, тем это заметнее.

Андрей Репин:

Офисы работают с 9:00 до 18:00. А дома человек в среднем сидит за компьютером [всего] с семи до одиннадцати вечера. У нас есть тариф для малого бизнеса. До трёх компьютеров в офисе. Стоит 1500 рублей в месяц, скорость — до 2 Мбит/с. Плюс за эти деньги мы предоставляем телефонный номер для разговоров по внутригородской связи. Как мы определяем, сколько компьютеров в офисе? Эта возможно с помощью специально программированного нами роутера.

Тарифы дороже для юрлиц ещё и потому, что физическое лицо приобретает услуги предоставления интернета только для личного использования, для частных нужд. Физлица не могут предъявлять нам претензии, что они из-за отсутствия интернета понесли какую-то упущенную выгоду. А юридические лица могут, это особенно критичино для турагентств, для тех компаний, которые занимаются котировками. Плюс техподдержка для юрлиц другая.

Кирилл Бекасов

Если говорить о нашей выручке от предоставления интернет-услуг, она фактически делится пополам на юридических и физических лиц.

Андрей Репин:

У нас «физики» больше приносят, раза в полтора.

Кирилл Бекасов:

Возможно, постепенно разница в предоставлении услуг для юрлиц и физлиц выровняется. Но это зависит от того, как быстро операторы-магистралы будут переходить на технологию IPv6.

Андрей Репин

Да, узкие места не у нас, узкие места выше.

О надёжности соединения и выборе провайдера

Андрей Репин:

Проводя сеть по воздуху, а не в канализации, мы ничем не жертвуем. Произошёл обрыв кабеля (допустим, дерево упало) — восстановление занимает несколько часов. Не факт, что в канализации это можно сделать быстрее. Плюс её нужно постоянно поддерживать в хорошем состоянии.

Кирилл Бекасов:

Там песок, вода, гравий – всё это постоянно коксуется. Её надо постоянно чистить. Это не так просто. Хотя она надёжнее и лучше для предоставления услуги передачи данных.

Андрей Репин:

Конечно, определённые проблемы при отсутствии доступа к канализации есть. Взять то же здание министерства юстиции на Карла Маркса. С фасада нас не пускали — только через канализацию. Я понимаю, что попросить доступ в канализацию [у Ростелекома] то же самое, что попросить у своего противника пушку, чтобы пострелять.

Кирилл Бекасов:

Мы будем рады дать в аренду канал, но самим лезть в канализацию не надо. Многие операторы, даже в Ставрополе, занимаются партизанщиной. От канализационного люка нет же ключа — они его открывают, прокладывают коаксиал, закрывают и не платит, пока не обнаружишь! Кстати, многие думают, что «Ростелекому» канализация досталась от советских времён. Но старых канализационных сетей только 20%, всё остальное построено на заработанные деньги.

Андрей Репин:

Есть у провайдеров и другая проблема — подсоединиться к трубостокам в домах.

Кирилл Бекасов:

Как в Европе это делается? Владелец здания сам строит инженерную сеть. Он может потом сдавать её в аренду операторам и зарабатывать на этом деньги. Так сейчас и в Ставрополе начинают делать — мы уже договорились с некоторыми местными строительными компаниями.

Андрей Репин:

Мы на этапе строительства торгового центра или жилого дома говорим: «Давайте мы сами внутри сделаем распределительную сеть, она будет принадлежать вам, вы просто заплатите нам за эти работы. Мы сделаем грамотно — и нам подключать потом будет проще». Наша компания сталкивались с такими нюансами, когда проектом жилого дома вообще не предусмотрена слаботочная шахта, где должны быть расположены пожарно-охранные коммуникации, домофон, радио. Представьте, мы сами штробили, бурили...

Кирилл Бекасов:

Лучше бы, конечно, это делали не операторы, а проектировщики!

Андрей Репин:

Почему в Ставрополе часто не бывает альтернативы провайдеров в одном доме? Ответ прост. Большую роль в этом играет наличие относительно свободных финансовых ресурсов. Сейчас мы вложили в развитие нашей сети в Невинномысске энное количество миллионов рублей. Мы можем себе позволить заложить окупаемость проекта в 3-5 лет. Но операторы, который живут только на выручку, просто не могут позволить себе подключать перспективные, но нерентабельные для него дома.

Кирилл Бекасов:

Даже большие операторы не всегда это могут себе позволить. У нас большая инвестиционная программа в 2014 году — 46 тысяч портов по краю должны быть построены. При этом мы строим в домах от трёх этажей, то есть в трёхэтажном уже не строим. Даже нам это не под силу.

Андрей Репин:

Все спрашивают, почему «Зелёная точка» не проводит интернет в частном секторе? По большому счёту, подключить многоэтажку не намного дороже, чем подключить обычный коттедж. А разница в выручке?

Кирилл Бекасов:

Мы в 2011 году проложили оптоволокно в 36 сёл, в 2012-м — в 24 села. До этого уже было подключено 110 сёл. А всего сёл в крае 680. Мне постоянно приходят письма от муниципалитетов — когда интернет проведут у нас? Вот 20, 30 подписей. Рентабельно туда дойти? 20 километров оптоволокна туда проложить?

Андрей Репин

Сейчас, чтобы подключить дом (даже одного абонента), нужно собрать 51% подписей сосбственников жилья. Скоро выйдет новый закон, который предусматривает, что даже если есть один желающий подключиться, мы обязаны его будем подключить.

Кирилл Бекасов:

Смотрите, себестоимость подключения только одного порта нам обходится в 2800 рублей: уложить волокно, сделать разводку... Поиск и последующее подключение абонентов — это совсем другие деньги. Итого наши затраты составляют порядка 10 000 рублей на подключённого абонента. ARPU — 400 рублей. Вопрос на засыпку — когда окупим порт?

Почему заявленная скорость соединения не всегда соответствует действительной

Андрей Репин:

Скорость — это физическая величина. Нельзя применять слово скорость по отношению к доступу в интернет. Нет такого понятия скорость интернет-соединения. Есть «скорость скачивания информации», «скорость передачи информации». Есть пропускная способность канала, порта...

Нельзя знать, какой маршрут пройдёт трафик, чтобы, например, скачалось какое-нибудь обновление. Если сервер стоит в Ставрополе — это будет одна скорость. Если сервер стоит в другом городе — это будет совершенно другая скорость.

По нашему мнению, самый объективный замер той самой скорости даст торрент: один скачивает в Самаре, другой в Ставрополе, третий в Москве, четвёртый во Владивостоке — и получается нечто среднее. Мы не говорим сейчас про локальный торрент — ру-трекер.

Кроме того, многие забывают об ограничениях и спецификации конечных устройств, пропускной способности роутера... Надо покупать устройства под свои нужды. Скажем, D-link DIR-300 или Kinetic Giga 2 — две разные вещи.

А измерять скорость для контроля лучше без роутера, подкючив компьютер напрямую.

Кирилл Бекасов:

Мы говорим клиентам, какой необходим роутер. Но в Ставрополе сплошь и рядом — человек покупает канал больше, чем может обрабатывать его роутер.

Андрей Репин:

Да, мы тоже предупреждаем. Но часто бывает, что у человека уже есть какой-то роутер, и он хочет именно с ним получить высокую скорость соединения. Часто это просто невозможно.

Кирилл Бекасов:

У нас совсем недавно была акция, по которой мы давали роутер в аренду за чисто символическую сумму (от 29 рублей в месяц — прим. Д.С.). Давали роутер, который сможет поддерживать ту скорость, которую выбрал абонент. Но с арендой много проблем: денег это фактически не приносит, так как оборудование долгое время висит на балансе, но находится у абонента. Сейчас мы только продаём роутеры.

Андрей Репин:

В Ставрополе, кстати, один из операторов предлагал пакет 100 Мбит/c и предоставлял абоненту роутер, который не справился бы с таким «потоком». А большинство среднестатистических клиентов просто не смогло это раскусить.

Люди часто покупают более дорогие тарифы, не понимая, для чего они им нужны! У нас была мысль — открыть нечто вроде образовательного центра, чтобы объяснить людям, как правильно пользоваться услугами интернет-провайдера. Но это большие затраты.

Кирилл Бекасов:

Мы, к слову, ведём такую разъяснительную работу с пожилыми людьми.

Андрей Репин:

Сейчас тренд меняется. Шесть лет назад, когда мы открылись в Ставрополе, наша целевая аудитория была молодёжь — школьники и студенты. Сейчас же очень много подключается людей, кому за 45 лет.

Кирилл Бекасов:

Дети уезжают от родителей, и им нужна постоянная бесплатная связь. Скайп тот же.

А вообще в Европе интернет — для бизнеса, это полноценная бизнес-среда. У нас интернет — пока развлекаловка. У них там времени нет для развлекаловки. Когда люди едут в поезде между Дюссельдорформ и Дортмундом, они работают это время.

О возможном объединении или поглощении

Кирилл Бекасов:

У нас есть отдельный департамент слияний и поглощений. На ставропольском рынке мы собираемся приобретать другие провайдеры, в том числе ведём переговоры с «Зелёной точкой» и компаниями, которые входят в эту группу.

Андрей Репин:

Всё будет зависеть от условий. Каждый собственник хочет по возможности сохранить и развить свой бизнес. Но всё зависит от предложенной цены. На полученные деньги интернет-провайдер может, допустим, построить и продвинуть сеть в другом городе.

Кирилл Бекасов:

У небольших операторов в какой-то степени одна из главных целей бизнеса — продаться, влиться в другую компанию. Сейчас ценится абонент, а не сети. Мы купили крупного GSM-оператора в Волгограде, в Ставропольском крае купили КМВ-Телеком. Есть разные принципы покупки — можно купить действующий бизнес, а можно купить капитальные вложения. Мы же нанимаем для строительства сетей подрядчиков, но эти же деньги можем использовать, купив уже готовую сеть.


Читайте также:

15250
 75 дорожных камер появятся на Ставрополье
17 октября 2017 19:10
На них готовы потратить 367 миллионов рублей

Гонки на собачьих упряжках пройдут в Ставрополе
17 октября 2017 16:04
Подобные состязания проводятся в краевом центре уже во второй раз

Ставропольская верблюдица Умка серьёзно больна
17 октября 2017 11:43
Животное, ставшее неофициальной достопримечательностью города, нуждается в лечении

Благотворительное танцевальное шоу пройдёт в Ставрополе
17 октября 2017 10:59
Собранные средства пойдут на помощь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 «Городские Журналы» (ООО). Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.