Ставрополь сегодня
Поиск
Профессор СКФУ Дмитрий Лушников рассказал, откуда берутся «священные войны» и все, кого мы не любим
Как мы создаём своих врагов
16 февраля 2018 18:27
В Северо-Кавказском федеральном университете прошла открытая лекция доктора социологических наук Дмитрия Лушникова «Конструирование образа врага». В принципе, это мог быть обычный университетский междусобойчик, как чаще всего и случается. Но тема и содержание лекции, равно как и аудитория сделали её событием по меньшей мере городского масштаба.

Помимо традиционных студентов профильной специальности и сотрудников кафедры на лекции были замечены несколько учёных, журналистов, общественников, а также организованная группа из полусотни учащихся Президентского кадетского корпуса. То есть, тех, кто завтра будет составлять элиту российской армии и чьи юные мозги подвергаются в связи с этим весьма тщательной обработке.

Нет, Лушников не занимался изобличением российской или ещё какой угодно пропаганды. Он лишь рассказал, какими механизмами в нашем сознании она пользуется, чтобы добиться нужного результата.

Дисклеймер! Всё, написанное в этой статье, не дословный пересказ, а достаточно вольная интерпретация лекции профессора, с авторскими примерами и другими акцентами. Видео с оригинальным выступлением Дмитрия Лушникова смотрите здесь.



Как выяснилось, всё предельно просто: мы не можем жить без врагов. Это эволюционный механизм, благодаря которому наши далёкие предки смогли выжить в опасном окружении, победить всех конкурентов за экологическую нишу и, в конечном итоге, построить современную цивилизацию.

Зверь

Причём изначально речь даже не о первобытных людях, а о куда более древних мелких древесных приматах, живших в тропических лесах. Они были лакомой добычей для хищных птиц и змей. Особенно опасно было ночью, когда заблаговременно заметить угрозу было сложно, а внезапно возникшие в темноте глаза хищника, сияющие отражённым светом Луны и звёзд, знаменовали верную мучительную смерть.

Несмотря на то, что сейчас мы совсем не похожи на тех зверушек, змей опасаемся разве что ядовитых, а совы кажутся нам очень милыми, сформированные в те времена генетические программы работают и сегодня. Боязнь темноты, «бу-эффекты» в фильмах ужасов — это всё оттуда.

Затем наши предки спустились с деревьев, начали осваивать саванны и там главными врагами стали крупные представители семейства кошачьих. По мере расселения человека в этом списке появились крокодилы, волки, медведи — все, кто представлял реальную угрозу. Но и мы становились сильнее, умнее. Кого-то из хищников приручили, кого-то истребили, но заложенные в генетическом коде программы остались и продолжают работать.


Отсюда возник первый механизм конструирования врага — зооморфизация. С одной стороны, мы часто ассоциируем своих врагов с тем или иным опасным животным, с другой — определяем свой статус человека через отсутствие признаков этого животного у себя. Тёща — змея, зять — свинья, секретарь на работе — крыса, а мужчины нетрадиционной сексуальной ориентации — ну, вы поняли. Это самый простой способ сформировать образ врага, который до сих пор применяется и каждым из нас в отдельности, и целыми государственными машинами пропаганды. Стоит вспомнить хотя бы плакаты времён Второй мировой или Холодной войны, где противная сторона изображалась в виде тех или иных животных. Это не просто художественный приём. Это (возможно — неосознанный) сигнал в самую глубь нашей психики: «Мы — не они! Мы — люди, они — опасные хищники, которых можно и нужно убивать!»


Нелюдь

В этом же направлении работает и второй механизм, который сформировался чуть позже, в эпоху противостояния Homo Sapiens и неандертальцев, но продолжает работать и поныне. В те замечательные времена люди вытеснили основных конкурентов за экологическую нишу, но внутривидовая борьба никуда не делась. Племена воевали друг с другом и, как правило, победители кушали побеждённых. Заниматься каннибализмом вообще нехорошо — причём не в силу даже моральных причин (их наши предки придумали гораздо позже), а тоже как следствие одного из базовых эволюционных механизмов. Пожирающий сам себя вид обречён на вымирание по вполне понятным причинам.

Но на то человек и разумный, что находит способ обойти любой закон. В данном случае на основании тех или иных критериев люди стали делить представителей своего вида на настоящих и не совсем. То есть, «Мы» - полноценные люди. А некие «Они» - неполноценные недолюди, а то и вовсе нелюди. Причём в каждом случае выбирались произвольные основания для такого деления. Чаще всего это внешность. Несмотря на полное отсутствие гигиены, неандертальцев и кроманьонцев легко было отличить. И раз мы, люди, друг на друга похожи, а они на нас нет — то они не люди, их можно убивать и даже поедать.


Этот удобный механизм применялся на протяжении всех веков, менялись только основания. В античную эпоху цивилизованным людям противостояли варвары — то бишь, дикие, бормочущие что-то полузвери. В колониальные времена было принято не считать за людей представителей негроидной расы. Идеологи фашистской Германии считали полноценными homo sapiens только «истинных арийцев», а евреев, цыган и многих других — нет. Если вдруг ариец по крови оказывался коммунистом, гомосексуалом или ещё как-то не вписывался в систему, то это означало, что его кровь «попортили» унтерменши — недочеловеки.

Несмотря на то, что фашизм мы победили 73 года назад, искоренить его начатки в массовом сознании не удаётся и поныне. Ни советский интернационализм, ни нынешний европейский мультикультурализм не могут донести до обывателя, казалось бы, очевидную мысль, что другой человек, даже непонятный тебе, даже совершающий недопустимые для тебя вещи — всё равно такой же человек. Увы, куда больше тех, кто эксплуатирует эти механизмы: разного рода экстремистские группировки, политические силы и зачастую религиозные институты.


Демон

Впрочем, с появлением последних возник ещё один, куда более интересный и сложный механизм конструирования образа врага — его инфернализация.

Религиозное сознание сформировало некую вертикальную иерархичную космологию, в которой наш реальный мир занимал промежуточное положение, а выше и ниже располагались божественный и инфернальный миры соответственно. В различных культурах они принимали разные образы. У греков была гора Олимп, на вершине которой жили боги, у подножья люди, а в недрах располагался Тартар: место, в которое низвергли титанов. Скандинавы предпочитали образ Мирового древа с примерно такой же организацией мироздания.

По мере развития религий эти представления становились всё более абстрактными. Бог из седовласого мужчины, управляющего стихиями со временем превратился в некий созидающий абсолют. Дьявол эволюционировал от образа змея (пресмыкающееся) к персонажу, похожему на козла (млекопитающее), затем стал всё больше походить на человека (а рога на его изображениях становились всё меньше), а в итоге стал бесплотным образом, некой деструктивной, тёмной силой.

Параллельно с этим развивались и представления человека о себе самом. Аналогично мирозданию наш микрокосм стал подразделяться на сознание («Я»), некое божественное начало («Сверх-Я») и подсознание («Оно»). На этом каркасе в том числе сформированы и традиционные моральные ценности. Человек, способный себя преодолеть, пожертвовать собой «за други своя» или, например, за веру, выступает как агент божественного начала. Тот же, кто даёт волю страстям и распускает своё «оно», явно находится под властью демонов.

Этот механизм сформировал огромное множество стереотипов, существующих и поныне. Начиная кострами Инквизиции и заканчивая тончайшими нюансами женской красоты, которая может быть как «божественной», так и «дьявольски привлекательной», религиозные представления о мироздании поныне кодируют механизм «свой — чужой» в массовом сознании. Вспомните хотя бы русского царя «богопомазанника» или «содомскую Европу». Благодаря тому же у нас появился способ не просто назвать своего врага зверем или не вполне человеком, а в буквальном смысле демонизировать, сделав войну против него священной.


«Священная война»

Этот аспект профессор Лушников затронул предельно деликатно. Для нашего народа Священная война — не абстракция, а вполне конкретное событие, ставшее переломным в истории. Нас хотели не завоевать, а буквально истребить. Это уже не просто противостояние за ресурсы, не вопрос власти одних над другими, а попытка настоящего геноцида, который не предполагает полумер и компромиссов.

Несмотря на всё это, понятие «священной войны» куда шире. Начиная с крестовых походов и заканчивая «холиварами» в интернете, она появляется каждый раз, когда кто-то считает свою борьбу санкционированной свыше, а противника — носителем инфернального начала. Исламисты, совершающие свои изуверства, находятся именно в этой системе координат. Впрочем, бабушки на лавочке, осуждающие проходящих девушек за слишком короткие юбки, а юношей — за узкие джинсы, в какой-то степени тоже.


Бой с тенью

Правда, тут становится более заметным ещё один интересный механизм: боязнь тени. Зачастую пожилые моралисты в молодости позволяли себе многое, а ярые радетели традиционных ценностей подавляют собственные, иногда неосознанные желания, проецируя их на образ врага. Они наделяют его свойствами, которые боятся признать в себе самих.

Разоблачение борцов с развратом, которые в итоге сами оказываются не такими уж безгрешными, стало одним из клише в мировом искусстве. Но на уровне противостояния целых государств и цивилизаций происходит то же самое. В любой войне пропагандистские машины всячески обеляют свою сторону и демонизируют противника. Мы несём свет, они тьму. Наша война — священная, их — вероломная. Мы освобождаем мирных жителей и устраиваем их жизнь, они — творят бесчинства. И так далее.

Зачастую оказывается, что обе стороны вели себя по-разному, ведь на войне нельзя не замараться кровью. Но задача пропаганды — сформировать однозначное решение вопроса о том, кто прав, поэтому очень часто «свои» грехи перекладываются на плечи противника. Причём происходит это не только в полномасштабных конфликтах, но и в идеологических противостояниях. Как все мы помним, во времена Холодной войны у нас были благородные разведчики, а у них — подлые шпионы!


***

Тема, которую поднял профессор Лушников на своей лекции, сложна и неоднозначна. Есть враги истинные и мнимые, существует бесконечное количество форм и оснований деления на своих и чужих, и многие из них позволили нам сохраниться как виду, построить нынешнюю цивилизацию и длить свою историю. Но сложнейший механизм формирования образа врага не всегда оказывается в нужных руках. И чем лучше мы понимаем, как он работает, тем меньше подходим на роль объекта манипуляций.


Подписывайтесь и присоединяйтесь к обсуждениям:
830
Тайны и загадки Ставрополя откроют горожанам
28 июня 2018 18:15
Бесплатная экскурсия пройдёт в краевом центре

Бюст Римме Ивановой установили в Ставрополе
27 июня 2018 17:42
Памятник «российской Жанне Д'Арк» открыли у школы-нтерната №36

Несколько улиц Ставрополя на стуки останутся без воды
27 июня 2018 14:17
Плановые работы Водоканала пройдут 28 июня

Театральный сквер Ставрополя закрыт на реконструкцию
27 июня 2018 13:23
Площадку ожидает полная замена плитки, лавочек и мусорных урн

Ставрополье вошло в тройку лидеров по качеству хлеба
26 июня 2018 17:26
Специалисты Роскачества впервые за долгое время похвалили ставропольских производителей

Здание цирка в Ставрополе ждёт реконструкция
26 июня 2018 16:57
Постройка более 30 лет нуждается в ремонте

Ставропольский прыгун в воду стал лучшим в стране
25 июня 2018 18:14
Спортсмен завоевал титул четырёхкратного победителя Чемпионата России

Бесплатные уроки бачаты дадут Ставропольцам
25 июня 2018 18:09
Занятия рассчитаны на начинающих

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 Учредитель: Ставрополь Сегодня (ООО), глав. редактор: Андрианов И.В., телефон редакции: 8(962) 740-9999, email: mail@stavtoday.ru. Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 16 лет.
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.