Ставрополь сегодня
Поиск
Бывшая ставропольская студентка Ануш Аветисян, а ныне журналист в Вашингтоне о политике Обамы, неорганизованности Work and Travel и о профессиональной карьере в США
«В Америке, когда просыпаюсь – думаю: «президентом могу стать»
23 апреля 2013 15:20

Раннее утро 7 ноября прошлого года. Советский красный день календаря отмечаю совсем не по-советски – смотрю онлайн-трансляцию американских выборов. Пока Ромни опережает Обаму: 160 голосов выборщиков против 143. Ведущие «Голоса Америки», где идёт телемарафон, объясняют сложную выборную систему в США, пытают экспертов, проводят включения из штабов демократов и республиканцев. Тем временем действующий президент начинает догонять своего оппонента, а в начале девятого по российскому времени становится понятно – победил Барак Обама. «Вы формируете дух этой страны — дух, который поднял эту страну из глубин... Это страна, которая воплощает личные мечты каждого. Мы – единая страна», – говорит вновь избранный президент, а я спешу на интервью с сотрудником «Голоса Америки» – Ануш Аветисян.

Она уехала из Ставрополя в Штаты несколько лет назад по традиционной для студента программе Work and Travel. Как и многие, решила осесть в Новом Свете. Но в отличие от большинства продолжает там учиться и работает по неоконченной в России специальности – журналистике – на «Голосе Америки». Учёба не заброшена и здесь, пусть и в заочной форме. Сдав зачеты последней сессии, русская американка с армянскими корнями готова общаться.

Наш разговор начинается с вопроса Ануш, смотрела ли я выборы в Америке.

– Да, смотрела. Предвкушая следующий вопрос, отвечаю – в своих симпатиях не определилась. А у тебя были какие-то предпочтения?

– Да, я болела за Обаму. Мужу «давала задание» – голосовать за Обаму. Там было ещё несколько вопросов после выборов (избирателям дополнительно предлагалось ответить на вопросы анкеты – прим. Е.К.). Среди них «поддерживаете ли вы идею, чтобы дети иммигрантов платили бы за образование столько же, сколько и американские?» Я сказала мужу: «обязательно ответь на четвертый вопрос «да». Или: «согласны ли вы, чтобы у гомосексуалов был шанс вступать в брак». Я ему сказала – отвечай и на этот вопрос «да». Потому что в этом и заключается весь смысл этой страны – открыто давать всем шансы.

– Как получается, с одной стороны, ты работаешь в журналистике, с другой – у тебя есть открытые политические взгляды. Как тебе удаётся это сочетать?

– Честно сказать, я за Обаму, когда не на работе. Когда мы работаем, я никогда не выражала свое мнение. Нам нельзя даже в разговоре с сотрудниками говорить «вот я за Обаму» и тому подобное. Например, мы опрашивали двенадцать людей из штата Вирджиния, которые ещё не решили, за кого будут голосовать – я всех ставила [в сюжет], чтобы меня ни в чем не обвиняли, и спрашивала первых попавшихся.

– Чем привлекает тебя Барак Обама? Ты знакома с его политической программой?

– Мне нравится политика Обамы. Во-первых, здравоохранение – по ней у каждого человека будет доступ к дешевому страхованию. Сейчас медицина в Америке очень страдает – не у всех людей есть доступ к дешевым услугам. Я не раз попадала в больницу, к сожалению, и знаю, как всё дорого. А план Обамы дает обычным людям равный шанс быть здоровыми. Также мне очень важно, что он [Барак Обама] представитель меньшинств, что он афроамериканец. И, я думаю, что Америка добилась многого, избрав его президентом.

Пока, к сожалению, я не вижу, чтобы в России представитель меньшинств смог стать президентом. Российский менталитет ещё не готов это менять. Даже если представитель одного меньшинства станет президентом, то другие представители меньшинств будут не готовы к этому. Не говоря уже о большинстве населения. Сегодня, когда Обама говорил, он не раз подчеркнул: неважно какого ты цвета, в кого ты веришь – в этой стране возможно всё. И для меня это ключевые слова.

– Стать журналистом в Америке – это твоя детская мечта или случайность?

– В детстве, когда меня спрашивали, кем я буду, отвечала «я буду спецкором из Америки в России». Так что в какой-то степени, да. Но была уже не мечта, а желание, цель. Я очень хотела быть журналистом всегда. Но в Америке так получилось. Я, даже если бы в России осталась, то стремилась бы к этому в любом случае.

– У тебя непростая история попадания в эту профессию. С первого раза не удалось поступить на специальность «Журналистика», ты целый год училась на заочном отделении. Но даже, когда удалось перевестись на очное, ты столкнулась с неожиданными проблемами.   

– Мне нравилась учёба, но не нравилась моя группа. С первого дня я очень некомфортно себя чувствовала. Вся группа была разделена на русских и нерусских. Однажды на паре по культуре Северного Кавказа у нас даже разгорелся спор. Что самое важное, после занятия все улыбались, просили «дай списать», забывая, что нерусские – это «второй класс», как говорили на семинаре. Меня это не устраивало. Я написала мнение в «Ставропольскую правду». Очень хотела, чтобы напечатали моё имя, однако редактор этого не сделал. На следующий день моя группа узнала об этой статье. Год мне было очень тяжело, никто со мной не общался, но со временем всё забылось.

Сегодня я, может быть, написала не как мнение, а как статью, без всех этих личных высказываний, но всё-таки написала бы. В другом формате сто процентов. Она немножко резка была, я это признаю. Может, однобокая даже.

– И летом 2008 года ты по программе Work and Travel улетаешь в Америку. Всё было так радужно, как надеялась?

Нет. Всё было очень плохо. Программа очень неорганизованная, а, может, мы отнеслись так легкомысленно. Когда я начала работать как журналист, даже сняла несколько сюжетов об этой программе, показывая все плюсы и минусы. Тогда в аэропорту нас никто не встретил, хотя программа обещала. Язык надо было знать лучше, чем мы знали. И работодателя мы так и не нашли. Нам говорили, что можно с собой взять 500 долларов, и всё будет прекрасно. Надо как минимум брать 2000 долларов, чтобы «всё было прекрасно» хотя бы один месяц, потому что работу найти очень сложно.

– Получается, вы прилетели и остались на улице? Куда пошли? Где вы жили?

– Мы были на улице с чемоданами, искали гостиницу. Но отели отказывали, так как нам не было 21 года. А мы даже этого не знали! Встретили американца. Очень сложным языком объяснили, что мы из России, только приехали, ничего не знаем. Он нам говорит: давайте поднимемся ко мне – у меня много русских друзей, вы с ними поговорите. И мы к нему пошли (Ануш добавляет, что сейчас, наверное, уже бы так легкомысленно не поступила – прим. Е.К.) Но он был очень великодушный. Чай нам сварил с корицей. Позвонил русской девочке по имени Ксюша. Она помогла нам дальше.

– Первая работа у тебя – официантка. Много людей, самых разных, соответственно много общения. Освоила язык, как и планировала?

– Да. Когда реально работаешь с американцами, действительно учишь язык. Были ночные и дневные смены. Вторые были в респектабельном французском ресторане, где оставляли хорошие чаевые. А по ночам мы работали в дайнерах. Я увидела две стороны Америки: богатую, где все обеспеченные и образованные люди, и другую, бедную.

– То есть вроде бы цель – изучить язык – была достигнута? Плюс ещё и деньги зарабатывала. Всем была довольна?

– Знаете, что меня пугало, когда я работала в этих ресторанах? Я видела, что людям по 40-50 лет, они работают официантами и… довольны. Это свойственно американцам: у меня есть заработок – всё хорошо. Тем более, официанты получают неплохо – можно даже жить наравне с преподавателем. У меня такого не было. Я боялась. Каждый день я шла на работу и говорила себе «это последний месяц, я больше не буду этим заниматься».

– Неужели не было ничего позитивного?! Например, ты говоришь, что общалась с разными слоями американцев. Что свойственно респектабельным представителям США?

– Они очень дружелюбные, почему-то они очень ценят внешность. Все говорили мне: «тебе в Голливуд». Они, что называется make your day, поднимают настроение. И всегда, узнавая, чем я хочу заниматься, давали мне список телефонов, куда я могу позвонить, чтобы мне помогли учиться. У них было реальное желание помочь. Телефон моей первой школы дал один из моих клиентов.

– Что за школа? Зачем тебе было поступать в школу, ведь у тебя в Ставрополе ещё оставался университет?

– Как раз в ресторане я узнала, что мою визу можно поменять на студенческую – и учиться в Америке. Что я и сделала. В ноябре уже сдала экзамен на определение уровня языка. В США, прежде чем стать студентом и с американцами учиться, нужно хорошо знать английский. Я училась в школе при колледже в ноябре, декабре и январе. У меня был интенсивный английский. Каждый день. И всё равно в планах было возвращение в Россию. Но 31 декабря я встретила своего будущего мужа и поняла, что я вряд ли уеду летом.

– Он тебе помогал с профессией?

– Нет, он совсем из другой сферы. Он больше помог мне узнать американцев, что очень важно. С американцами надо знать, как общаться, чтобы они не подумали, что ты странная. Мне кажется, они обо мне думали так раньше, потому что я была замкнутой. Они стеснения не понимают. Очень часто те же клиенты в ресторане приглашали к себе домой на чай или на праздники. Там к официанту относятся как к члену семьи. Они вечно ходят в один и тот же ресторан. Подарки дарят на все праздники, приглашают к себе домой с собачкой погулять. Я же всегда, когда к ним домой ходила, никогда не ела. Для них это очень странно.

– Получается, за первые полгода в Америке ты даже перевыполнила план: изучила культуру общения, уровень английского стал выше, помимо работы в ресторане ты еще успевала и в школу при Montgomery College ходить. Когда появилась перспектива учёбы в сфере журналистики?

– Курсы английского позволили больше общаться с людьми. В тот же ресторан приходила женщина. Она была журналистом одного американского канала. Я её каждый день по телевизору видела. Она сказала, что журналист технически должен быть грамотным. Это очень ценится. И я решила научиться монтажу. Хотя всегда себя считала творческим человеком, думала, что, лучше пишу, лучше придумываю… Нашла курсы Fairfax Public Access. Мне понравилось, что помимо учебы, там ещё предлагают работу и дают сертификат по окончанию. Удивительно, но мне очень понравилось монтировать! Это стало хобби. Ещё я с камерой научилась работать, но это моя самая нелюбимая работа.

– Мужчины вам помогали носить съёмочное оборудование, оно же очень тяжелое?

– Носила сама. Потому что нельзя показывать, что ты девушка, потому что там девушки очень долго боролись за права, чтобы такую же зарплату и такую же должность получать. Не хотела показывать свою слабость. А ведь нужно было ещё водить большую машину с оборудованием… Выручило, что подружилась с девочкой из Бразилии, у нее такой же менталитет как и у нас. Мы с ней работали вместе. Женская команда была. 

– В одно и то же время ты работала в ресторане, училась в колледже, подрабатывала на студенческом ТВ, стажировалась на Fairfax Public Access. Как в целом складывалась твоя телевизионная карьера?

– Сложный вопрос. Я пыталась научиться всему, чему только можно. Друзья у меня спрашивали, почему я с ними практически не провожу свободного времени. Мне это никогда не было интересно. Я приходила утром на работу говорила, научите сегодня меня этому. Писала письма своему менеджеру «я хочу провести сегодня прямой эфир», например. Я всегда, куда бы ни пришла, пыталась получить опыт.

– Сейчас ты работаешь на «Голосе «Америки», ведёшь свою молодёжную программу о кино, пишешь тексты, снимаешь сюжеты. Чем тебя привлёк «Голос»?

– Там я встретила других русских людей – они были очень приветливые, интересовались культурой, наоборот ценили, тебя за то, что ты из Армении. Они американцы, но русские. То есть свое родное плюс то, что ты любишь в этой стране. Я себя всегда считала русской, хотя здесь [в Ставрополе] меня не считают русской. Я не росла в Армении, и я очень мало знаю об этой стране – мне легче рассказать о России в любом отношении. Поэтому я всегда стремилась работать именно с русскими. В Америке найти организацию, где есть русские американцы, – для меня это удача. И сама политика канала мне понравилась.

– Тебя приняли на работу в «Голос Америки» на основе твоего резюме. Уже к тому моменту у тебя был снят и выпущен в эфир на американском телевидении документальный фильм об армянском геноциде. Более того, этот фильм в конкурсе журналистских работ в Нью-Йорке Telly Awards получил бронзу сразу в двух номинациях «Лучший документальный фильм» и «Приз зрительских симпатий». Для американцев важна эта тема, раз они наградили фильм?

– Россия признала армянский геноцид и эта проблема не обсуждается, а Америка не признала. Американское общество, которое за демократию, и армяне, которые там живут, очень часто обсуждают этот вопрос. Вообще Вашингтон – очень политизированный город. И все мои клиенты в ресторане советовали снять фильм об армянском геноциде, потому что именно в Вашингтоне можно найти всех нужных людей: и конгрессменов, и экспертов, и жертв геноцида. Я начала разрабатывать идею: ходила на открытые слушания в конгрессе, на лекции, которые организовывали диаспоры, много читала, изучала архивные документы, искала жертв геноцида. Так как английский мой был не очень хороший, то мне потребовалось время, чтобы написать сценарий.

– Как прошла премьера фильма?

– За несколько дней до его премьеры на местном телевидении шла реклама. Я была очень довольна. Я поверила в свои силы. Мои одногруппницы в колледже были удивлены тем, что я такая молодая и уже сняла такой фильм. Преподаватели в Нью-Йорке просили показать мой фильм на своих занятиях. Я считаю, что потратила целый год не зря. Это был и учебный процесс, и процесс самореализации.

– Родителям показала работу?

– Да. Они очень испугались. «Ты там так открыто обо всём говоришь», – сказали они мне.

– На русский его не переводила?

– Нет, но его в Армении будут переводить на армянский. Я, когда собирала материал, пользовалась архивами, один из которых был армянский. После выхода фильма я туда отправила копию: позже мне перезвонили, просили разрешения перевести. Международный получился проект.

– После этого фильма был второй – «Голоса арабских американцев»Фильм, кстати, стал призером конкурса журналистских работ The Communicator Awards в номинации «Документальное кино». Я так подозреваю, что в планах уже есть и третий фильм?

– Да, мы хотим снять фильм о том, как Америка помогает инвалидам, какие условия созданы. Пока собираем материал.

– «Голос Америки» – это конечная цель? Или, может, есть ещё желание вернуться в Россию, поработать на российском телевидении?

– Это этап. Я не знаю точно, где я хочу работать. Скорее всего, я хочу делать свои фильмы, независимые, документальные. Если смотреть на телевидение, нет такого места, чтобы меня прямо привлекало, и я согласна была с политикой на сто процентов.

Я бы очень хотела вернуться в Россию, в Ставрополь. Если бы не муж, я бы вернулась. Но только когда здесь люди стали бы свободны, жили мирно, ценили бы культуру друг друга. Честно сказать, когда я приехала в этом году в Ставрополь, я не была разочарована. Что-то изменилось. Но ещё много должно измениться, чтобы мне было так же удобно жить, как в Америке. Надо перечислять и перечислять. Я хочу, чтобы россияне так же радовались президентским выборам, как я сегодня, когда узнала, что Обама выиграл.

– Завтра у тебя самолет в Америку, с каким чувством покидаешь Россию?

– Я очень рада, что уезжаю, очень скучаю [по Америке]. Я не ожидала этого. Когда я собиралась в Ставрополь, тоже была рада. Это моя родина, здесь живут родители. Но, когда я сюда приехала, то поняла, что мой дом уже в другом месте. Даже по моим ценностям я уже не могу жить здесь. Как-то угнетает всё. Негативно на всё смотришь. Когда я в Америке просыпаюсь, думаю, я президентом могу стать, а здесь просыпаюсь и думаю – просто ещё один день. 
Мнение, высказанное интервьюируемым, личное


Подписывайтесь и присоединяйтесь к обсуждениям:
7203
Лучшие ёлки выберут в Ставрополе
15 декабря 2017 14:49
В краевом центре стартует новогодний конкурс на самое необычное новогоднее дерево

Новогоднее дог-шоу покажут ставропольцам
14 декабря 2017 17:57
Живые символы предстоящего года соберутся в центре города

Сказочный лес «вырастет» в центре Ставрополя
14 декабря 2017 14:05
Площадь Ленина украсят 34 ёлки, а Дед Мороз приедет в город на байке

Уникальный подарок городу сделали ставропольские «Шмели»
13 декабря 2017 14:10
Лимитированные новогодние открытки с видами губернского и советского Ставрополя уже разлетаются по планете

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 «Городские Журналы» (ООО). Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.