Ставрополь сегодня
Поиск
 
ГОРОДСКОЙ ЭФИР
 
 
 
СОБЫТИЯ
 
 
 
 
 
 
Главный редактор журнала LOL Анатолий Беляев о личных амбициях, мешавших развитию издания, перевоспитании рекламного рынка и патриотизме из-за рубежа
«Мы поняли, что можно не заниматься самолюбованием, а делать город краше»
26 апреля 2013 08:14

Не подскажите, мода на открытие глянцевых журналов в Ставрополе прошла? Я-то надеюсь, что «да», и большинство возжелавших уже не станут скользить по волнам инфантильности, скудоумия, пропиленного бабла и банального невезения. Их просто смоет и – «никого не жалко, никого».

Но почему пока не смыло журнал LOL? Кармическое название? Главред под два метра? А, может, мифология?.. С неё и начали.

– Не раз слышал, что ставропольский журнал LOL – это филиал какого-то московского или даже мирового медиабренда. Это откуда такие басни, Толь, как ты думаешь?

– Не знаю. Но может… У меня приятели уехали на постоянное место жительство в Южную Корею, и там уже год выходит журнал LOL. Более того, в ближайшее время в Барселоне тоже должен появиться LOL…

– Подожди, ты сейчас серьёзно говоришь?

– Серьёзно! Посчитай, сколько чуваков, которых мы оба знаем по факультету журналистики, уехали заграницу? Люди хотят работать по профессии! Вот Рома Костюченко пришёл ко мне узнать, как делать журнал. Он фактически в том же положении сейчас, как и я шесть лет назад – рынка не знает. Поговорили о подводных камнях, которые могут возникнуть [в Испании], пришли к выводу, что LOL – универсальное название, этот акроним есть во многих языках. И почему бы ему так не назвать журнал?

Если у «корейцев» нет такой информации, которая была бы интересна ставропольцам, то с «испанцами» мы такие моменты уже обозначили. Например, тот же Костя Игропуло, который был у нас на обложке самого первого номера, долгое время играл за испанскую «Барселону». Пожалуйста – герой первого испанского «Лола».

– Но это всё ещё пока на зачаточном уровне, да?

– Материал собирается. Рома будет переводить какие-то статьи из ставропольских номеров на испанский. Универсальные статьи, которые будут интересны в любой стране. А вообще журнал будет испано-русским, там [в Барселоне] много русскоговорящих людей.

То есть ему нужно часть перевести и переверстать. И этот пилотный выпуск он может показывать рекламодателям.

– А как было в Корее?

– На момент их открытия, в Сеуле, несмотря на всю развитость Кореи, не было журналов бесплатного распространения! Они стали первыми, как Pro в Ставрополе. У них сейчас всё хорошо – они гораздо толще, чем мы.

– Так а ты бренд продавал этим ребятам?

– Да его даже зарегистрировать как бренд нельзя, LOL – это общеупотребительное слово. Можно было запатентовать визуальный образ. Но ребята чуть изменили логотип.

У меня нет никаких имперских замашек на то, что в Корее выпускается LOL, и он должен быть моим.

– То есть никакими обязательствами вы не связаны, они самостоятельные?

– Абсолютно!

– И концепциями вы не пересекаетесь?

– Если за концепцию «Лола» брать laughing out loud, стёб, то в этом плане – да, пересекаемся. Грубо говоря, подача материалов как в Maxim. Мы на него частенько смотрим. Они [сотрудники LOL в Корее] тоже позиционируют себя как мужской журнал. При этом все, кто занимаются мужскими журналами бесплатного распространения, знают, что больше 50% их аудитории составляют женщины.

– Слушай, я понимаю, что всё это твои друзья, но, может быть, стоило подойти к этому с финансовой точки зрения, развернуть какую-нибудь корпорацию?

– Я же говорю, задачи заработать на этом [открытии журнала в других странах] не было. Мне это не интересно. Чуть позже в планах есть открытие американского LOL. Там уже это интересно.

– О'кей, понятно. Журналу LOL шесть лет. Сейчас, с высоты 2013 года, ты не жалеешь, что затеялся с ним тогда?

– Если бы я с сегодняшним опытом оказался в 2006-м, стал бы заниматься журналом, но делал бы всё просто по-другому. Мне тогда было 23 года, в голове ещё не всё в порядке было, какие-то личные амбиции, которые мешали развитию журнала. Не стал бы брать кредит [на запуск журнала].

– Деньги на открытие были заёмные?

– Да, я заложил квартиру в банке, чтобы напечатать первый номер. Потом с кредитом рассчитался.

– Как возникло название и какие ещё были варианты при создании журнала?

– Изначально журнал планировался называться «69». Он должен был быть «муже-женским». Мой однокурсник Виталий Степанов делал дипломную работу, в которой полностью расписал план создания журнала «69» в Ставрополе. Он подал заявку на регистрацию, но не проплатил какие-то взносы – она [заявка] у него зависла. Спустя какое-то время мы узнали, что в Ростове (мы же тогда относились к ЮФО, именно там регистрировались СМИ) появился журнал «69». Муже-женский, двусторонний – всё, как мы хотели. Потом в силу определённых причин мы разошлись с Виталиком на время… 

Если честно, очень много всяких слов перебрал в голове, но LOL понравилось больше. Не сказать, что название коммерчески успешное. К примеру, запомнить человеку название сайта lolonline.ru, который у нас был на тот момент, сложно. С другой стороны, был интересный случай, когда Фёдор Емельяненко приезжал к нам на КМВ готовиться к бою с Антонио Силвой. Мы взяли у него интервью, а местному изданию «Эгосит», он [Емельяненко] отказал из-за названия – как верующий, православный человек.

– Знаешь, какое профессиональное ощущение от LOL? Hand-made журнал, который делается для себя и узкой аудитории друзей. Он такой лично-дневниковый, я бы сказал. Среди другого ставропольского глянца – это, например, как Morgan в автомобилестроении среди конвейерных машин, со всеми своими достоинствами и недостатками.

– До 2009 года оно так и было. Просто было удовлетворение личных амбиций, потребности быть известным в городе. Журнал действительно делался для себя. Но он нормально воспринимался и аудиторией, им было интересно.

К 2010 году в [моём] сознании что-то переключилось. Есть такое понимание у ставропольцев, что Ставрополь – это болото. Я считаю, что это болото ровно до тех пор, пока мы о нём так думаем. Сейчас у меня задача через журнал показывать и доказывать людям, что город – не болото. У журнала появилась гражданская позиция, мы активно освещали митинги, которые проходили в Ставрополе. Периодически кусаем власть.

Я хочу, чтобы люди думали по-другому, но пока выходит, что Ставрополь – это город алкоголиков. У нас на один квадратный метр и душу населения гораздо больше баров, ресторанов и других заведений, чем в Краснодаре, Сочи, других больших городах, на которые мы любим равняться.

У нас нет культуры спорта, культуры досуга, нет примеров для подражания…

Пожалуй, самая дорогая и скандальная обложка журнала LOL. Была нарисована на одном из зданий Ставрополя и сфотографирована. За осквернение внешнего облика краевого центра редакция была оштрафована на 50 000 рублей. Ещё на столько же – за «призыв к аморальным действиям», выраженным в виде осквернения стены двумя подростками.

– Вернёмся пока в прошлое. Уже с первого номера вы начали обсуждать конкурентов, появилась рубрика «Pro Искусство потребления», потом «Pro наше искусство потребления» (появился журнал Nash), «Обзор прессы». Это такие маркетинговые войны с другими журналами? Что ты хотел этим сказать?

– В «Лоле» были приличные косяки, которые мне показывали. Но когда я открывал другие журналы и видел ужаснейшие косяки… Это было смешно и забавно, рубрика действительно читалась, опять же личные амбиции – побороться, наехать на конкурента. Но при этом мы делали всё в пределах разумного. Не сочиняли, не писали никаких гадостей. Были рекламодатели, которые говорили, что есть корпоративная этика, которой мы не придерживаемся, устраиваем на публике разборки.

Мы эту рубрику сделали сами буквально в первых двух номерах. Потом начали работать письма читателей – после каждого номера мне на электронку приходило около 20 писем с косяками из других журналов. То есть человек настолько мой читатель, что он взял другой журнал, отсканировал, прислал письмо… Я же не могу на человека просто плюнуть и не ответить ему каким-то образом.

– Но, тем не менее, рубрика исчезла.

– Сейчас просто есть куча интересной информации, под которую нужна площадь. Если выделить под эти смешные и забавные глупости, которые реально lol, то мы сможем поговорить с министром спорта [края] не на пять страниц, а на четыре.

– Ладно, по-другому спрошу: в дальнейшем ты видишь продолжение рубрики?

– Нет, в дальнейшем это не интересно. Журнал LOL должен выполнять какую-то социальную функцию, не педагогическую. Будить в ставропольцах чувство патриотизма. Мы поняли, что можно не заниматься самолюбованием. Делать не красивый журнал с помощью фотосессий, а делать город краше.

– А почему исчезла рубрика Lollipop с обнажёнными девушками? Номеров с ней вообще вышло мало.

– Это была та рубрика, из-за которой журнал брали в руке. Нам нужно было то, что оправдывало название «мужской журнал». Естественно, это обнажённые девушки. Но серьёзные рекламодатели из-за этого не хотели размещаться. Пришлось избавляться от рубрики. Сейчас с Lollipop нас ассоциируют только самые преданные читатели. Наши новые рекламодатели даже не помнят об этом.

– Ты по-прежнему видишь LOL мужским журналом?

– Уже давно не вижу таким.

–Почему же на обложке написано «мужской журнал»?

– Первый LOL планировалось выпустить до появления других журналов в Ставрополе. Но я пошёл в армию, а моему напарнику было не до того – упустили момент. Вернулся обратно, а уже два журнала было – Pro и «Искусство потребления». А мы хотели быть первыми, войти в историю! Чтобы войти в историю и быть в чём-то первыми, нужно было зарегистрироваться как информационно-развлекательный журнал для мужчин. То есть мы в Ставрополе первый не рекламный журнал и первый мужской.

– Но никто же не обязывает вас писать это на обложке.

– Ну… В следующем номере (33-м, интервью проходило в последние дни 2012 года – прим. Д.С.) не напишем. Хотя принципиальной позиции по этому нет.

– Ещё в журнале раньше были интервью медиа-людей всероссийского масштаба. Это как происходило?

– Это было смешно. Я надыбал в интернете карту Москвы с адресом и домашними телефонными номерами звёзд. Сначала наткнулись на Найка Борзова. А у него как раз недавно украли паспорт на концерте в Ставрополе, остались неприятные воспоминания. Я представился как главный редактор ставропольского журнала LOL. Ну а что мне ещё говорить? Сказал, что хотим сделать с ним интервью, есть список вопросов. Ничего философского нет – отвечать нужно практически «да» или «нет». Он переадресовал на пресс-секретаря. Дальше практически все эти интервью и шли по такой схеме.

– А сейчас список телефонных номеров закончился?

– Нет, но есть понимание того, что интервью с Анной Семенович или Гариком Бульдогом Харламовым можно почитать в интернете. Более развёрнутое. А список вопросов, которые задавали мы, не раскрывал персонажей.

– Но при этом сейчас вместо собственных интервью в «Лоле» появляются перепечатки с других федеральных журналов.

– Мне очень понравилось интервью Ксении Собчак The New Times. Или взять [ответы] Алексея Навального питерской «Собаке». Я понимаю, что этот журнал в Ставрополе мало кто может читать.

– Так в интернете же есть текст.

– Не так много людей в Ставрополе зайдут на сайт «Собаки», чтобы прочитать это интервью. Мы позвонили в редакцию, обговорили сумму авторского вознаграждения, забрали у них фотографии. Я не смог бы взять такое интервью, даже обладая номером телефона Алексея Навального. Это профессиональное интервью [которое делается] при личной встрече.

– То есть ты не считаешь, что это нисходящий тренд для журнала – сначала делать свои интервью, а потом заниматься перепечатками?

Надо понимать, что это были за интервью: лёгкие вопросы, а «свои» заключалось лишь в том, что мы только скидывали вопросы, а пресс-служба присылала ответы. На этом интервью закончилось. А сейчас – качественный материал. Если говорить об уважении к своему читателю, то мы не даём ему ширпотреб, которым, можно сказать ввиду непрофессионализма, занимались раньше.

– И вы платите за все такие перепечатки?

– Не за все. Например, «Русский журнал» предлагал брать бесплатно. Надо понимать, конечно, что этот журнал выходит в интернете, у них нет печатной версии. Все чужие статьи, как правило, проиллюстрированы у нас логотипом [первоисточника].

– Поговорим о рекламном рынке. Признавайся, в первый номер рекламодатели заходили «авансом», не платя за полосы?

– Мы нашли несколько клиентов, которые обеспечили частично печать первого номера. Один рекламодатель сразу принёс 70 000 рублей – и по сегодняшним временам неплохая сумма. А какие-то – да, зашли с большими скидками или с условиями сотрудничать в дальнейшем.

Любой новый журнал, который будет заходить в Ставрополь, будет ориентироваться на сотрудничество в будущем, предоставляя рекламные площади бесплатно. А этого сотрудничества может и не быть.

Для того, чтобы рекламодатель отнёс тебе деньги, ты должен побыть на этом рынке, доказать свою состоятельность и эффективность. Да и сложно увидеть бренд премиум-класса в новом журнале. Как правило, у таких брендов и первоклассные маркетологи – в новое издание они и забесплатно не разместятся.

– Когда рекламодатели стали приходить сами в LOL?

– Такого в принципе не было. Есть прогресс. Каждый новый номер с точки зрения экономической составляющей лучше. Также как и с точки зрения журналистики и дизайна.

– Как вообще изменился рекламный рынок в Ставрополе за последние шесть лет, что вы выходите?

– Если говорить про глянцевый рынок, то раньше было больше рекламодателей, «продающих семечки». Потом появились большие рекламодатели. С 2010 года в Ставрополь [после кризиса] «вернулась Москва».

– Сам рекламодатель изменился? Его отношение к рекламе, к её эффективности? С твоих слов LOL прогрессирует, а прогрессирует ли вместе с ним рекламодатель?

–На мою радость в «Лоле» размещаются рекламодатели, лояльные журналу…

– Ещё бы ты сказал что-то другое!

– …если рекламодатель сложный, тяжёлый, он не понимает, для чего нужна и как работает глянцевая реклама, то он, как правило, заходит к нам на один раз. Я смотрю, как с ним работается – как быстро заключается договор, как он соблюдается, как быстро оплачивается счёт. Есть же примеры ставропольских изданий, которые закрылись, потому что просто не платили рекламодатели [несмотря на заключенные договоры]. У меня сейчас только предоплата.

­– Какой процент?

– Сто процентов предоплаты перед сдачей в печать. Мне не нужно доставать деньги из своего кармана, перехватывать, как бывало раньше.

­– А рекламодатель идёт на такие условия?

– Я же и говорю, что доволен работой, потому что у меня остались рекламодатели, которые работают по такой схеме. Мне вообще все [возможные] рекламодатели и не нужны. Ну, нет и нет. К сожалению, возможно, такая позиция и сдерживает развитие журнала в его толщине. На данный момент. Но рано или поздно мы перевоспитаем этот рынок.

– Ты веришь в это?

– Конечно! Другие журналы тоже подхватывают эту идею, начинают продавливать. То, чем мы не занимались с самого начала – это установлением каких-то единогласий с другими журналами в ценовой политике. До 2010-го был очень жёсткий демпинг. У меня могли увести рекламодателя, предложив цену в два раза ниже. Сейчас настало время, когда издатели понимают, что если они продадут в два раза ниже, им самим не хватит этих денег.

– Демпинг был на самом деле серьёзный?

– Вообще нереальный! Другие журналы готовы были демпинговать только ради того, чтобы конкурент не получил этих денег. А если он их не получит – а мы ему так сделаем несколько раз в течение месяца! – ему так тяжко будет, что следующего номера может и не быть.

Просто нет должного понимания, что такое журнальный бизнес. И ещё есть такой стереотип в городе: журнальным бизнесом может заниматься любой человек.

– Ты сам говорил, что у журнала сейчас появляется гражданская позиция, связанная с прошлогодними митингами. Это не мешает существованию LOL? Может, звонки из правительства поступают или рекламодатели настороженнее стали? Ведь у нас бизнес сейчас настолько сращён с государством, что даже главная деловая газета страны «Ведомости» вынуждена всё больше писать про политику.

– Если говорить о свободе слова в Ставрополе, она есть. Никто её не отменял. И цензура есть, но это внутренняя цензура редакции, в которой понимают, что можно лишиться государственных бюджетов. У меня, к радости или сожалению, не было ни одной публикации, оплаченной государством.

А рекламодатели по-разному смотрят. Но лишь один из всех-всех сказал [после митинговых публикаций]: «Ребят, как я могу у вас рекламироваться, если вы на меня по большому счёту наезжаете». И ушёл. Но, я думаю, вернётся. Мы-то ничего плохого не делаем.

– Ты позиционируешь себя как патриот Ставрополья, но при это планируешь переселиться в Америку. Здесь разве нет концептуальных противоречий?

– Никаких. В Америке у меня жена, и она, к сожалению, не может переехать в Ставрополь. Я перееду туда с тем, чтобы вернуться [вместе с супругой]. Не знаю, сколько это займёт – год, пять, десять. Может, ещё дольше. Но я сюда вернусь, мне город Ставрополь нравится, я хочу здесь жить.

– А что будет с «Лолом», если уедешь?

– Нужно ещё понимать, что ближайшие два года я в Ставрополе. Загадывать, что будет через два года? LOL может за это время во что угодно перерасти, трансформироваться в иной мультимедийный проект. Точно можно говорить о том, что в ближайшее время журнал LOL будет на App Store. Это дополнительная аудитория, и аудитория качественно правильная. Та, которая нужна нашим рекламодателям. А дальше будем шажочками идти – и посмотрим.

– А дальше будем ждать появление «Лола» в Таиланде, Сингапуре…

5835
Уникальный центр для молодежи появится в Ставрополе
14 октября 2017 09:56
Официальное открытие состоится 25 октября

 Ставропольский завод «Тайфун-инновация» победил на выставке «Агропродмаш»
13 октября 2017 18:01
Предприятие производит уникальное оборудование для обжарки кофе

Здания будущего покажут ставропольцам
13 октября 2017 17:48
Работы профессиональных и начинающих архитекторов презентуют в краевом музее изобразительных искусств

В Ставропольском Колледже связи построили универсальную молодёжную площадку на месте свалки
13 октября 2017 17:03
Этот проект студентка колледжа защитила на форуме «Машук»

Следуйте за нами
 
 
 
© 2012-2017 «Городские Журналы» (ООО). Все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-54899 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Согласно ФЗ № 436 от 29.12.2010 "О защите детей от вредоносной информации" сайт STAVTODAY.RU относится к категории информационной продукции, которую могут использовать дети, достигшие возраста 18 лет.